На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Великие тени истории

7 086 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валера Морозов
    Сколько можно слушать об этих уродах?Требуется ассениз...
  • Надежда
    Этот дон Педро такими речами просто хочет показать заокеанским хозяевам свою преданность и пускает слюни от фантазий ...Требуется ассениз...
  • Искандер
    Не ОНИ, а Балтика.Требуется ассениз...

Наш ответ пану Росцишевскому




Польский посол во Франции Ян Росцишевский, заявив, что Варшава намерена непосредственно вмешаться в войну на Украине, если Киев "не сможет отстоять свою независимость", является последовательным проводником великопольский идеи об уничтожении России, для чего  годятся любые союзники, в том числе с хвостиком и рожками.

Мои соотечественники удивляются, как поляки могут воевать за убивавших их бандеровцев? Да поляки будут воевать за кого угодно, если этот кто-то воюет с Россией.

Характерны в этом плане мысли, которые высказал в интервью польскому изданию Rzeczpospolita 28 сентября 2005 г. профессор Исторического института Варшавского университета Павел Вечоркевич, специалист по истории России и СССР, военной истории, а также новейшей истории Польши, автор многочисленных публикаций и книг, в частности «Кампания 1939 года» (2001), «Круг смерти. Чистка в Красной армии 1937–1939» (2001), «Политическая история Польши 1935–1945» (2005).

Вечоркевич уверен, что Беку следовало принять предложения Гитлера:

«24 октября 1938 г. Германия в ходе переговоров Липского и Риббентропа представила Польше свои требования, которые я бы назвал скорее пакетом предложений, поскольку изначально они не были выдвинуты в ультимативном тоне. У них была цель крепко связать Польшу с политикой рейха. Принимая их, Речь Посполитая не понесла бы никакого значительного ущерба». «Гданьск не был тогда польским городом, а автострада через коридор была, о чем мало кто помнит, идеей нашей дипломатии, которая появилась в 30-х годах в качестве попытки нормализовать польско-германские отношения. Взамен за эти уступки Польше предложили пролонгацию пакта о ненападении и присоединения к Антикоминтерновскому пакту».

«Какую роль играла Польша в военных планах Адольфа Гитлера?» — интересуется журналист Rzeczpospolita.

Вечоркевич поясняет: «Ключевую. Вплоть до весны 1939 г. она являлась для него антибольшевистской преградой на случай войны с Францией, с нападения на которую он намеревался начать конфликт. После победы на Западе Польша должна была быть ценным и необычайно важным партнером в походе на Советский Союз. В последнем разговоре с Беком в Берхтесгадене Гитлер напрямую сказал, что каждая польская дивизия под Москвой — это одной немецкой дивизией меньше. Глава рейха предлагал нам тогда участие в разделе Европы».

Участие Польши в разделе Европы пану Вечоркевичу определенно по душе, а в союзе с Гитлером, уверен польский профессор, Польша нашла бы себе вполне достойное место:

«Гитлер же никогда не относился к своим союзникам так, как Сталин к странам, завоеванным после Второй мировой войны. Он уважал их суверенитет и правосубъектность, накладывая лишь определенное ограничение во внешней политике. Наша зависимость от Германии, следовательно, была бы значительно меньшей, чем та зависимость от СССР, в которую мы попали после войны».

«А что могло быть, если бы Польша продолжила ту линию, которую проводила, вплоть до весны 1939 г.?»

«Мы могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск», — рисует Вечоркевич картины несосостоявшегося прошлого, явно сожалея, что в реальности произошло иначе.

Паны так расстроились самим фактом извлечения Польши из под нацистской Германии, что уже выкатили счет современной России, оголтело уничтожая памятники советским воинам и проклиная на чем свет стоит день, когда советская армия перешла западную границу СССР.

Польша проведет расчет потерь за годы Второй мировой войны и потребует от России возмещения ущерба, заявил польский МИД.

"Расчет военных потерь, причиненных СССР, будет подготовлен на основе исследований, аналогичных тем, которые привели к составлению отчета о потерях, понесенных Польшей в результате немецкой агрессии и оккупации во время Второй мировой войны 1939-1945 годов", — говорится в сообщении.

Нацисты истребили шесть миллионов поляков в то время, как в боях 1939 года погибло 66 000 человек, и всё равно они хорошие, а русские - плохие. По этой же логике бандеровцы для поляков - товарищи и братья, за которых не жалко не только убивать, но и умирать, что ежедневно доказывают тысячи польских жолнежей,  положивших  на полях и в городах Донбасса полнокровную бригаду, не собираясь останавливаться на достигнутом.

Исходя из  анализа 500-летнего исторического контента, можно сделать однозначный вывод, что любое политическое образование на территории Польши является антагонистом Отечества,  органически и генетически не способное жить рядом с Россией не гадя ей на голову, не плюя в протянутую руку, не пытаясь при любом удобном случае уничтожить Российскую государственность.

Историческая ретроспектива наглядно и убедительно демонстрирует, что любое польское государство неминуемо будет сваливаться в русофобию, какие бы преференции оно от России ни получало, какие бы выгоды ни сулила дружба с восточным соседом.

Вывод - только полное разрушение польской государственности соответствует интересам национальной безопасности России.

Надо ли при этом опять оккупировать или аннексировать территорию Польши? Отнюдь! Достаточно, чтобы этот регион окончательно превратился в то, во что его уже превращают сегодня англосаксы - деиндустривализованный, фрагментированный, преимущественно аграрный, лишенный любой  инфраструктуры, необходимой для строительства и эксплуатации современной промышленности.

Конфедерация 15 - 20 тысяч автономных, но экономически несамостоятельных шляхетских имений, ведущих в основном натуральное хозяйство - прекрасный вариант нового раздела Польши - на атомы и молекулы, а не  не между соседними державами. Другого способа обеспечить мирное пространство западнее Львова, Гродно, Калининграда, увы, не вижу.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх